Клиентам

Партнерам

 

«Лишнее» зерно еще может пригодиться

Хороший урожай становится почти традицией - второй год подряд его объемы в некоторых регионах Сибири должны превзойти самые лучшие прогнозы. Однако если в прошлом году подъем сельскохозяйственного сектора воспринимался однозначно как благо, то теперь вероятность перепроизводства зерна и нестабильности рыночных цен заставляет задуматься о некоторых глобальных проблемах агропромышленного комплекса.
 

Огромная зависимость АПК от экономической политики федеральной и региональных властей - факт тривиальный. Влияние административной власти на сельскохозяйственный сектор в последние годы стало намного более продуманным и активным, чем в первые годы реформ. Однако влияние это по-прежнему направлено главным образом на решение текущих «горящих» проблем, таких, например, как освоение заброшенных земель, обеспечение сельхозпредприятий уборочной техникой через лизинговые программы, стимулирование агроменеджеров путем административного финансирования и т. п. Для того же, чтобы попытаться освободить АПК от некоторых проблем, необходимо решать уже более глобальные задачи. В частности, как защититься на будущее от низкого урожая и как защититься от высокого урожая.

Производство зерна сейчас является наиболее динамично развивающейся отраслью сельского хозяйства. Однако если урожаи предыдущих лет подразумевали определенную стабильность цен на зерновом рынке, во всяком случае отсутствие их роста, то теперь, напротив, «лишние» 5-10 млн тонн зерна в целом по России могут существенно снизить рыночные цены, что не самым лучшим образом скажется на самих сельхозпроизводителях. Эти опасения высказываются уже достаточно давно, и предлагается немало вариантов поддержки цен. К сожалению, большинство из них носят краткосрочный характер, то есть нацелены именно на текущий период. Безусловно правильными являются планы Министерства сельского хозяйства проводить интервенции на рынке зерна, на что только в этом году планируется выделить порядка 2 млрд рублей. Аналогичные планы есть и у областных администраций, и если объемы закупок в продовольственные фонды в большинстве сибирских регионов ограничены, то, например, губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский обещал купить любое количество зерна по самой лучшей цене. «Агропромсоюз», объединение агропромышленных формирований Алтайского края, решил пойти путем ограничений - на совещании 20 сентября входящим в союз сельхозпроизводителям рекомендовали «не поддаваться на провокации» и держать зерно как можно дольше, вплоть до весны следующего года. Председатель «Агропромсоюза» депутат Государственной думы Сергей Серов сообщил «К-Сибирь», что «неприсоединившихся» руководителей хозяйств будут убеждать всеми методами, вплоть до публичных апелляций к трудовым коллективам. Логичным является и организация биржевой торговли в России в целом и отдельно в Сибирском федеральном округе, хотя идея эта витает в воздухе давно и по разным причинам пока не воплощается в жизнь. Все эти меры могут, конечно, благотворно повлиять на зерновой рынок, однако вряд ли это влияние будет достаточным, определяющим и долгосрочным. 10 лет реформ уже показали, что внедрение биржевого механизма не означает мгновенной цивилизации рынка и уж тем более стабильности цен. Закупки в региональные продовольственные фонды также не могут быть постоянными и всеобъемлющими на протяжении нескольких лет, поскольку при стабильно хороших урожаях никаких бюджетных средств не хватит на покупку всех излишков зерна. Да и тех средств, которые федеральные власти планируют выделить на зерновые интервенции, может не хватить на поддержание рынка. Что же касается ограничительных мер, события неурожайных лет показали их неэффективность. Да и сами авторы таких мер полагают, что реализация подобного соглашения будет очень сложной из-за разобщенности крестьян.

Выход один - стимулировать спрос на основной продукт сельскохозяйственного производства, в первую очередь со стороны отраслей, традиционно являющихся крупнейшими потребителями зерна - производство хлеба, птицеводство, мясное производство и т. д. Отчасти предприятия этих отраслей уже достаточно долгое время самостоятельно решают вопросы поставки сырья. Способы решения самые различные - от авансирования АПК до вхождения в число собственников агропредприятия. Причем, как и писал «К-Сибирь», форма кредитования АПК переходит в инвестирование путем участия в уставном капитале. В частности, «Сибирская хлебная корпорация» (см. интервью на стр. 6), осуществляющая поставки гербицидов в агропромышленный комплекс, планирует расширение холдинга путем покупки долей в уставном капитале зернопроизводящих хозяйств. Традиционный пример интеграции в АПК - ОАО «Омский бекон», которое также решает вопросы сырьевого обеспечения путем покупки сельскохозяйственных предприятий или долгосрочной аренды посевных площадей. Сибирский АПК не остается и без внимания крупных московских холдингов, в частности сумма инвестиций в сельское хозяйство Алтайского края со стороны столичных компаний, по некоторым оценкам, составляет около 1 млрд рублей. Интересно, что за некоторые хозяйства, например «Крутишинское» в Алтайском крае, уже идет борьба с применением арбитражных исков и прочих методов, привычных для передела в структуре собственников крупных предприятий.

Однако расчет только на самостоятельное возрождение источников спроса на основной сельскохозяйственный продукт - зерно может себя не оправдать. Если отдельные предприятия аграрного комплекса, производящие мясо и молоко, продвигаются самостоятельно, то в целом ситуация с мясной отраслью далека от идеальной. В то же время эта отрасль потенциально представляет собой очень объемный в перспективе источник спроса на рынке зерна и может, по мнению специалистов, поглотить все те «лишние» объемы зерна, которые сейчас грозят рынку обрушением цен. Поэтому стимулирование мясной отрасли, в том числе путем прямых дотаций, каких-либо инвестиционных фискальных программ или другим способом, способно решить две задачи - подъем самой отрасли и обеспечение достаточного и стабильного спроса на определенное количество производимого в регионе зерна.

Разумеется, застраховаться от большого урожая можно не только стимулируя мясную отрасль. Один из методов избежать кризиса перепроизводства зерна внутри России - увеличить экспорт на внешний рынок, о чем говорил во время своего визита в Новосибирскую область министр сельского хозяйства и продовольствия Алексей Гордеев. Для этого, однако, по мнению зерновых трейдеров, необходимо существенно ужесточить требования к качеству зерна, поскольку то, что сейчас понимается под продовольственной пшеницей внутри России, на внешнем рынке оценивается в лучшем случае как фураж. Вариант, обсуждаемый сейчас в Минсельхозпроде, состоит в том, чтобы ужесточить требования по качеству именно к тому зерну, которое идет на экспорт. Впрочем, изменение внутрироссийских стандартов также должно оказать позитивное воздействие на рынок. Во-первых, в этом случае резко снизится количество продовольственной пшеницы, что само собой снизит актуальность проблемы ценовой стабильности. Во-вторых, переход зерновой продукции агропредприятия в более низкую ценовую нишу - самый лучший стимул для внедрения каких-либо новых технологий, принятия мер по снижению себестоимости и т. д., то есть перехода на интенсивное развитие.

В целом переход на интенсивное финансирование аграрной отрасли уже ведется крупными агропромышленными холдингами. В пример вновь можно привести «Омский бекон», вкладывающий большие финансовые ресурсы в техническое перевооружение своих свинокомплексов. Некоторое переопределение целевых для стимулирования секторов сельского хозяйства закладывается и на федеральном уровне, в частности программой-концепцией «Прогноз развития животноводства в России до конца 2010 года», которая создавалась учеными сельхозакадемии совместно с Минсельхозом РФ. Стратегическое целеполагание на федеральном уровне, однако, никоим образом не мешает изменить ориентиры и в региональной сельскохозяйственной экономической политике.

Кроме стратегических инициатив есть и более приземленные задачи. Необходимость стимулирования кредитования сельхозпроизводителей - уже заезженный тезис, вот только все ли меры к этому принимаются? Безусловно, требовать от Россельхозбанка немедленно решить проблему кредитования аграриев региона нельзя, поскольку этот банк сравнительно молодой, с неустоявшейся еще структурой финансирования. Но есть и другие факторы, которые могут помешать активному выходу сельхозпредприятий на кредитный рынок. Во время визита в Новосибирск Алексея Гордеева некоторые руководители хозяйств Новосибирской области с удивлением узнали о том, что уже с середины года действует постановление правительства о реструктуризации задолженности сельскохозяйственных товаропроизводителей. Другие же говорили о давно наболевшем - проблеме большой задолженности по пене, что касается практически всех хозяйств. Постановление, между тем, предусматривает списание пени при регулярной уплате текущих платежей и частичном погашении основного долга по утвержденному графику, однако руководители хозяйств признавались, что против этого возражают районные налоговые органы. Хотелось бы надеяться, что региональные власти что-либо предпримут по факту этих жалоб. Ведь сельхозпредприятие, счет которого находится в картотеке, вряд ли будет интересным заемщиком даже для Россельхозбанка. Кроме того, в общей сумме кредиторской задолженности регионального АПК большую часть составляют и долги энергетикам, так что для более полного раскрепощения сельхозпредприятий крайне необходимы и местные программы реструктуризации этих долгов.

Константин КУЗЬМИН