Клиентам

Партнерам

 

Реформы угольщикам не помеха

 Идея создания вертикально-интегрированных угольно-энергетических холдингов далеко не новая. Еще в 1998 году (уже после кризиса) Анатолий Чубайс подписал приказ о начале работы по созданию ряда ТЭК - топливно-энергетических компаний. Создание ТЭКов планировалось по принципу регионального разделения. Войти в ТЭКи должны были, с одной стороны, региональные энергосистемы или их отдельные структуры, с другой стороны - угледобывающие предприятия. Особенно актуальным выглядело объединение, например, теплоэлектростанции и разреза, расположенных рядом территориально. Из подобных планов, касающихся Сибири, можно вспомнить проекты слияния «Кузбассразрезугля» и ТЭС «Кузбассэнерго» или двух разрезов «Востсибугля» и Гусиноозерской ГРЭС. Трудно с определенностью назвать все причины того, что эти планы не сбылись. Прежде всего, если сравнивать силы РАО ЕЭС и металлургов в борьбе за обладание угледобывающей отраслью, то первое место отнюдь не за РАО, поскольку при отсутствии свободного рынка электроэнергии в отличие от рынка металлов металлурги смогли предложить больше инвестиционных ресурсов для угольщиков. Однако былые планы энергетиков мертвыми назвать нельзя, энергетический холдинг пытается воплотить ее в жизнь, например путем инвестирования в Челябинскую угольную компанию, и не оставляет надежд «подружиться» с сибирскими угольщиками. Тому есть стратегические причины - лелеемые РАО ЕЭС планы возобновить массовые поставки электроэнергии на рынки дальнего зарубежья - прежде всего в Европу и в Китай. Для реализации таких планов кроме инвестиций непосредственно в энергетику (передающие мощности и т. п.) необходимо обеспечить гарантированный уровень ресурсной базы, то есть поставок энергетических углей.

 

 

Реформа первая

 

Разумеется, в настоящий момент у РАО ЕЭС не хватит ни сил, ни средств на проникновение в угольную отрасль. Однако такие силы и средства могут появиться в результате предстоящего реформирования холдинга. Прежде всего это произойдет потому, что рынок электроэнергии будет постепенно становиться свободным от государственного регулирования, в силу чего в ряде региональных энергосистем появится дополнительная финансовая подпитка за счет роста энерготарифов. С другой стороны, при реформировании вырабатывающие подразделения будут выделены в отдельные структуры, в силу чего станут менее обремененными прочими проблемами, кроме проблем сырья. Возможно, что особой борьбы и не предстоит. При условиях свободного установления цен на электроэнергию для металлургов, контролирующих сейчас угольщиков, потребность в рычагах для давления на энергетиков станет неактуальной. В силу этого нынешние собственники угледобывающего сектора в будущем, возможно, перейдут к выделению из принадлежащих им угольных холдингов тех шахт и разрезов, на которых добываются энергетические угли. Впрочем, не исключено, что сами «угольные» собственники проявят интерес к объединению с энергетиками. Особенно если российская энергия реально будет поставляться за рубеж, что будет означать гарантированные валютные поступления.

 

 Конечно, экспансия энергетиков - дело не ближайшего будущего. Необходимым для этого условием является свободное установление энерготарифов, что прогнозируется лишь к 2005 году, а отдельными источниками - к 2010 году. Вероятно также, что процесс будет ускорен теми финансово-промышленными группами, которые в настоящий момент контролируют угольные холдинги, где добыча коксующихся углей не составляет сколько-нибудь заметной доли. Для сибирских угольщиков актуальным может быть вопрос продвижения на Восток, особенно с учетом того, что расположенные ближе к Китаю угольные предприятия - «Востсибуголь» и «Красноярская угольная компания» добывают практически только энергетические угли.

 

 

Реформа вторая

 

Если уж говорить о реформах, нельзя не вспомнить о предстоящей (а кое-где уже начатой) структурной перестройке жилищно-коммунального комплекса. Реально ли, что в результате этой реформы будет образована некая новая группа, способная проявить интерес к угольной отрасли, особенно в части добычи энергетических углей? Такое развитие событий более чем реально, особенно учитывая тот факт, что России предстоит либерализация внутреннего рынка газа.

 

 

 

 Этот фактор важен потому, что в настоящий момент цена газового топлива находится на очень низком уровне. Отношение цен на различные виды топлива - достаточно стабильная величина в странах со свободным рынком. На «европейские стандарты» ориентируется и «Энергетическая стратегия России до 2020 года», согласно которой уже к 2005 году отношение цен на уголь и газ должно составлять 1 к 1,2, с последующим доведением до 1:1,6 - 1:1,8. Сейчас эта пропорция обратная и составляет 1:0,65. В настоящий момент газ несомненно является одним из самых дешевых видов топлива. Однако учитывая вышеуказанные планы, через 3-4 года ситуация поменяется на обратную. В связи с этим весьма дальновидными выглядят планы алтайских региональных властей и предприятий. Ссылаясь на непосильные энерготарифы, там собираются развивать собственную выработку электроэнергии путем переработки газа в котельных, которые, однако, будут строиться с учетом возможности перевода на уголь. Причем региональные власти говорят, что подобные котельные при желании можно установить буквально в каждом крупном доме. Возможность переориентации на уголь особенно важна с учетом будущего повышения цен на газ, после которого скорее всего произойдет повсеместная ориентация теплоснабжения на угольное топливо.

 

 С учетом реформы ЖКХ, а именно вероятного выхода на рынок теплоснабжения городов частных компаний, можно предсказать формирование в будущем новой группы заинтересованных в угольной отрасли структур. Если реформа ЖКХ достигнет одной из самых важных целей - доведения доли расчетов за коммунальные услуги живыми деньгами до 100%, то вышеназванная группа может составить серьезную силу. Причем очевидно, что интерес «новых» коммунальщиков будет проявлен не только к энергетическим углям тех предприятий, которые в настоящий момент уже находятся под контролем металлургов, но и к тем шахтам и разрезам, которые сейчас убыточны или даже ликвидированы. И в этом случае коммунальная отрасль, если таковая появится, может дать очень ощутимый толчок угольной отрасли, за счет которого, возможно, будут даже перекрыты нынешние планы роста угледобычи, предусмотренные «Энергетической стратегией России» (см. рис.). Нельзя исключать и того, что все произойдет наоборот, то есть не коммунальщики придут в угольную отрасль, а нынешние собственники углепрома заинтересуются жилищно-коммунальным сектором. Хотя для этого ЖКХ должен по прибыльности составить солидную конкуренцию экспорту угольного сырья и металлов.

 

 

Реформа третья

 

Либерализация рынков электроэнергии и газа может принести выгоды угольным предприятиям и сама по себе, без учета возможных инвестиций со стороны РАО ЕЭС, «Газпрома» (например, в программу «Метан Кузбасса») или коммунальщиков. Ведь ни для кого не секрет, что основная доля дебиторской задолженности угольщиков приходится на энергетические компании. В случае же формирования цен на электроэнергию на свободном рынке, АО-энерго уже не смогут пожаловаться на «тарифное недофинансирование» и начнут нормализовать свои расчеты с поставщиками топливных ресурсов. Пока же, несмотря на то что большая часть угольных холдингов уже достаточно длительное время управляется частными владельцами, финансовое положение предприятий отрасли далеко от идеального из-за большой дебиторской и, соответственно, кредиторской задолженности. Можно отметить, с другой стороны, что далеко не величина «кредиторки-дебиторки» определяет привлекательность предприятия и реальное положение дел. «Кузбассуголь», например, интересен прежде всего потому, что 40% добываемого этим холдингом угля - коксующийся уголь, который ныне в дефиците. На тех же угольных предприятиях, которые уже контролируются какими-либо металлургическими группами, часть выручки съедается за счет того, что их собственники сдерживают внутреннюю цену угольного сырья, которое им же и поставляется. В пользу этого говорит, например, тот факт, что поставки коксующихся углей на внутреннем рынке за первые шесть месяцев 2001 года сократились, хотя существенного падения в металлургической отрасли не наблюдается.

 

Евгений ГИЛЕВ