Клиентам

Партнерам

 

«Линия защиты»

В начале сентября, будучи в Москве, корреспондент «Коммерсанта-Сибирь» ВЕРА ТОЛМАЧЕВА почти случайно попала на съемки телесериала. Вообще-то изначально была договоренность о встрече с актером и режиссером АНДРЕЕМ СОКОЛОВЫМ. Но так получилось, что именно в назначенный день у Соколова по плану должны были проходить съемки. «Если не возражаете, будем беседовать в перерывах - тем более что у меня в час ночи «прямой телефон» с Америкой, будут брать интервью для ВВС, так что времени много», - пояснил Андрей.

Ну в перерывах так в перерывах, тем более что на столичных съемках ваш корреспондент до сих пор не бывал, а если и видел, то так, походя... Соколова загримировали для роли (честно признаюсь, на взгляд дилетанта, я не обнаружила разницы до и после процедуры, возможно, это нужно было лишь для камеры). Пробираясь через московские пробки, на соколовском джипе мы поехали в Камергерский переулок, неподалеку от Пушкинской площади, где, собственно, и предполагалось доснять очередную серию. Диктофон поминутно приходилось выключать, поскольку Андрей Алексеевич то останавливался, чтобы с кем-то поздороваться, то, пытаясь вырулить из пробки, выглядывал из машины. Ехали долго.

- Андрей, в программе «Страсти по Соловьеву» прозвучала фраза, что в новом фильме вы ломаете стереотип привычного амплуа. Это про «Линию защиты» было сказано?

- На самом деле это Володя Соловьев и сказал. И у меня к нему сразу же возник вопрос: а какой у меня, собственно, стереотип, чтобы его ломать? Поэтому в свой адрес ничего самокритичного сказать не могу.


«Я ведь живой человек!»

«Линию защиты» снимает режиссер Дмитрий Фикс, известный как режиссер-документалист, постановщик самых первых «Старых песен о главном», рекламных роликов и музыкальных клипов (призер отборочного жюри MTV Европа, лауреат фестиваля «Поколение» за видеоклип «Карл-Маркс-Штадт» группы «Мегаполис»), и игрового фильма «Хорошие и плохие» (номинант «Золотого овна» за «Лучший режиссерский дебют»).

Новый сериал задуман как несколько законченных историй (произошедших в реальной жизни Москвы), сквозным персонажем проходит главный герой - адвокат. Его и играет Андрей Соколов. Пока запланировано двенадцать серий. Однако, по словам Фикса, если «масть покатит», то есть проснется зрительский интерес - можно будет подумать и о пятидесяти сериях. Скорей всего, телезрители увидят фильм уже в марте следующего года.

Поджидая главное действующее лицо, Фикс попивал кофе в уличном кафе. Обсудив текущие дела (Соколов поделился ощущениями от работы в другом фильме, назвав сценарий «полным г...», тут же предложил на паях завести какой-нибудь ресторанчик), режиссер посетовал:

- Андрюша, а нам ведь сегодня надо доснять все. Придется до ночи работать...

- У меня в час ночи интервью... А в половине пятого самолет. Лечу в Питер на съемки.

- Что же делать, надо доснять...

- Но я ведь живой человек! - взмолился Соколов.


Адвокат, врач, журналист...

- Андрей, насколько я поняла, параллельно идет работа еще в одном фильме?

- Даже в пяти. Кроме «Линии защиты», в Москве сейчас в запуске картина, которая должна называться «Роковая женщина». Это мюзикл (один из режиссеров Илья Резник), по моим ощущениям, похожий на сказку, напоминающую «Мулен Руж». Героиню играет певица Любовь Казарновская. В Питере проходят съемки сериала «Время любить». Мой герой - бывший военный доктор. На мой взгляд, мелодрама - несколько опасный жанр: она должна быть очень жесткой в плане событийности, поэтому я его немножко побаиваюсь. У нас интересное мужское трио: Руденский, Калныньш, Соколов, а в главной роли питерская актриса Татьяна Кузнецова, для которой это дебют в кино. Там же проходят съемки еще одного фильма - «Золотая пуля». В основе сценария лежат реальные истории. Дело в том, что в Питере существует бюро журналистских расследований, и были случаи, когда ребята находили наемных убийц. Возглавляет эту организацию бывший офицер, майор, с которым меня познакомили, - я играю журналиста.

- Столько фильмов... Каков должен быть критерий, чтобы актер Соколов согласился на съемки? Часто ли отказываетесь?

- Не буду сниматься в фильме с откровенно слабым сценарием: предлагали историю о самозаражении СПИДом, этакую чернуху. Были ситуации, когда из картины приходилось уходить. Снимали кино, когда режиссеры один за другим начали меняться: первый, второй... На четвертом я понял - больше не могу себя перекручивать под каждого, пора уходить. А второй случай: сначала с режиссером сработались, нашли общий язык, а потом во время съемок у меня возникло ощущение, будто я украл у него миллион долларов, так он начал меня «бомбить». Ну что ж, друг мой, давай разойдемся...


На ужин ели макароны

Обыденная работа съемочной группы мне, человеку неискушенному, конечно, казалась чем-то необыкновенным. Почти час работы над одним дублем: подумаешь - главный герой выходит из дверей адвокатской конторы, подходит к машине, где его останавливает некто. Однако ассистент режиссера, работавшая как-то над полнометражной картиной, пояснила: это что, сериалы-то малобюджетны, это мы еще быстро снимаем!

Ужинала съемочная группа здесь же, «на колесах» - в машине с «киношными» прибамбасами. Такой сермяжной еды мне не доводилось пробовать уже давно. В ячейках пенопластовых коробочек покоились серые макароны, жареная курица и капустный салат.

- А мы это каждый день едим, - грустно пожаловалась помощник режиссера Ирочка.

Соколов же, поедая в машине ужин, ухитрился ляпнуть чего-то на костюм.


Классика подождет до лучших времен

- Андрей, а как же театр?

- У меня был театральный период, когда я поставил спектакль «Койка». Сейчас надо посниматься плотно, потом опять устроить театральный период. Тем более есть замысел нового спектакля. В голове он у меня уже готов, остается найти время, чтобы перенести все это на сцену: занятость большая, приходится много мотаться. Пьесу-комедию написал Сергей Дворянский, совершенно новый автор. Уже подобраны актеры, кроме главной героини.

- На классику вы по-прежнему не претендуете?

- Классика мне интересна, но ее надо ставить в стационарном театре, у нас же несколько иные условия: приходится перемещаться. С классикой же на короткой ноге не будешь. У нас даже с «Койкой» проблемы, поскольку я требую от ребят «стационарной» работы, реально же это не получается. А поскольку спектакли делаются на частные деньги, надо думать, как их отдавать, то есть выезжать с ними.


«Можно вашего молодого человека?»

«Андрюша, включи море обаяния!» - командовал Фикс.

Соколов, сидя за столиком летнего кафе и листая меню под прицелом камеры, «добавлял» обаяния. По сценарию в этом эпизоде происходит разговор с девушкой, заканчивающийся ее уходом. Но так как дубль с героиней отсняли раньше, Соколову нужно было обаять помощника режиссера - молодого человека с серьгой в ухе, который читал текст за девушку.

- Это же артист Соловьев! - вдруг изумилась за моей спиной какая-то дама. - Ну этот, который маленькая Вера... Надо же, какой лапушка... А второй кто? Что-то не узнала

Во время перерыва к съемочной группе подошел мужчина и обратился к оператору, показывая пальцем на стоящего тут же Соколова: можно, мол, вашего молодого человека с моими девушками сфотографировать? Возмущенная группа не нашлась, что ответить, однако Соколов невозмутимо улыбнулся в объектив.

Вера ТОЛМАЧЕВА